Previous Entry Share Next Entry
– Не брал валюты!..
sibirit
Никанор Иванович Босой, председатель жилищного товарищества дома № 302-бис по Садовой улице в Москве, где проживал покойный Берлиоз, изрядно пострадал от коровьевских шуток. Найденный в его квартире в вентиляционном ходе уборной газетный сверток с долларами сослужил плохую службу: Никанор Иванович оказался в психиатрической клинике у профессора Стравинского в комнате № 119, предварительно имев разговор в другом месте, о котором у председателя жилтоварищества в памяти остались только письменный стол, шкаф и диван. За столом в основном интересовались происхождением долларов и советовали Никанору Ивановичу не валять дурака с разговорами о чертовщине.
– Брал! – с чувством признался Никанор Иванович, то застегивая рубашку, то расстегивая, то крестясь. – Брал, но брал нашими советскими! Прописывал за деньги, не спорю, бывало. Прямо скажем, все воры в домоуправлении. Но валюты я не брал! – Потом Никанору Ивановичу почудился Коровьев за шкафом; председатель заметался, начал крестить воздух, запел какую-то молитву и сделался совершенно неспособным к дальнейшему разговору. Отпущенный спустя неделю из клиники Стравинского, он вернулся домой, поругался с женой Пелагеей Антоновной, обозвал ее дурой, вышел и исчез из романа о Воланде и его шайке. Обнаружился Никанор Босой у дяди Гиляя в «Москве и москвичах» на должности швейцара в «Эрмитаже», знаменитой ресторации с летним садом, стеклянной галереей, отдельными кабинетами, банями и номерами для свиданий. В 1916 году «Эрмитаж» процветал; сюда съезжалась после спектаклей вся кутящая Москва; залы заполняли фраки, смокинги, мундиры, дамы в открытых платьях, сверкавшие бриллиантами; играл лучший в первопрестольной оркестр Рябова. В 1917 году «Эрмитаж» закрылся. Недолгой волной прошел еще НЭП; залы ресторации опять заполнились разношерстной публикой и лихорадочным весельем, но Никанора в ливрее у парадных дверей больше не было видно. Веселая публика быстро схлынула; через год в зданиях «Эрмитажа» Моссоветом был торжественно открыт Дом крестьянина, а бывший председатель жилтоварищества пропал окончательно. Поговаривали, что вроде видели его в Старгороде и это с него Ильф и Петров списали дворника Тихона, но это, господа присяжные заседатели, очевидная напраслина. Пропал Никанор.

?

Log in

No account? Create an account